Статьи Путешествия Россия - крутой опыт
    Поделиться

Россия - крутой опыт

Наша команда: Todd and Steve Jones, оператор Matt Herringer, фотограф Keith Carlson и лыжники Sage Cattabriga-Alosa, Cris Collins и Micah Black начали путешествие с экскурсии по Санкт-Петербургу. Пешком и на авто мы объездили невероятные дворцы и памятники, а наш прикольный гид Татьяна подробно рассказывала нам о том, что мы видели.
Одной из наших последних остановок в Петербурге был Музей водки. Русские делают и пьют водку уже 600 лет, так что мы могли оценить их вкусы и опыт в этом деле. Самая популярная водка в России -это "Стандарт". Она очень мягкая, ее надо пить маленькими глоточками (хотя они её страшно глушат). Их водка гораздо лучше той, что продается у нас. У нее множество вкусов, и наскоро все это не перепробуешь. Но мы никуда не спешили.
В России можно купить алкоголь почти везде и в любое время. Никаких запретов и возрастных ограничений. Татьяна сказала мне, что во времена Советов было всего две марки водки и пива. Они были собственностью правительства, а на бутылках было написано просто "ВОДКА" и "ПИВО". А ещё она сказала старинную русскую поговорку: "Водки много не бывает!"



Влад примодняется


Как-то я спросила Влада, одного из наших проводников: "Каково это, вырасти в коммунистической стране?". Он рассказал мне историю из своей юности. Однажды он услышал от своих друзей, что в Москву прибывает партия из 200 голубых джинсов. Он взял все свои деньги, накопленные за год и три дня стоял в очереди, выходящей далеко за двери магазина. Что-бы он мог пойти поесть, его мама каждый день подменяла его на час. Наконец он купил себе одну пару и носил её пять лет. В то время было очень важно иметь что-нибудь "западное".


Московский фристайл


Встали поздно, сказывалась разница в часовых поясах. Душ, интернет. День паркового катания в самом центре Москвы [Узкое]. В этом месте небольшой спуск, с перепадом высот 200 футов. Оно напомнило мне маленькие японские курортики в самом центре деловых городов. Там была куча народа, катающегося по перилам и фан-боксам, и женщины в шубах, которые стояли, попивая горячее вино и наблюдая за всем этим. Также там проходили соревнования с участием лучших российских парковых райдеров. Сноубординг явно начинает завоевывать здесь популярность, но большинство просто не могут себе этого позволить.


Поехали


Едем на Эльбрус. Наш водитель ("Джонсон!") был местный, и все голосующие, которых мы подбирали по дороге, оказывались его родственниками. Мы любили Джонсона. Он быстро вел машину и дружил с местными копами. Мы остановились у придорожного рынка и купили орехи на веревке, покрытые высушенной ягодной пастой, местный копченный сыр, хлеб, который смахивал на родную североамериканскую лепешку, апельсины из Турции и большие бутыли с местным пивом. Познакомились со всеми собаками. Двинули дальше на Эльбрус. Дорога была захватывающая, кругом горы, высотой 13000-16000 футов и Эльбрус - 18000. Прибыли поздно. Милая гостиница. Удобная кровать.

Держись подальше


Старый советский бензовоз не желал качать топливо в вертолет, так что перед тем, как перекачивать горючее, они разогревали насос и топливопровод с помощью факела с горящим пропаном, чтобы они оттаяли! И все при этом курили сигареты, как будто они и не качают топливо вовсе! Мы в это время сидели в стороне и задавались вопросом, была ли это обычная процедура, и если так, мы надеялись, что видим это не в последний раз.

Там, где летают автобусы


По-русски фраза "Я люблю вас" звучит как "Yellow blue vas" . Так что когда гигант МИ-8, оранжево-голубой, как школьный автобус, снизился и сел перед нами, кто то из нас воскликнул: "Yello blue bus!" Итак, он стал нашим оранжево-голубым школьным автобусом, летящим на высоте 18000 футов, таким большим, что внутри можно было кататься кувырком, танцевать кадриль или вдвадцатером играть в догонялки, что мы и делали.
Ранее мы договорились об отдельном вертолете для съемочной группы, но к этому времени стало понятно, что в этом путешествии большая часть наших договоренностей потерялась то ли при переводе, то ли из-за недопонимания русскими капитализма в туристическом бизнесе. В команде TGR нас было восемь, но в конце концов в вертолет набилось около двадцати человек. Мы знали, что в таких условиях снимать фильм было бы непрофессионально, но у нас не было другого выхода.
Мы поднимались ввысь. Кавказ был как Аляска, одни вершины, куда не посмотри сквозь восемь круглых, как на подводной лодке окон. Я открывала их несколько раз и высовывала голову, ветер буквально вырывал глаза из орбит. Я могла взлгянуть вниз и увидеть, как высоко над землей летит наш желто-голубой автобус, и ветер уже не имел значения.

Кому нужен як?


Это было в первый наш полет. Пилоты и борт-инженер заметили нечто, лежащее на лавинном выносе. Когда выяснилось, что это дикий горный як, накрытый лавиной и сразу же замерзший, они решили его съесть. И мы тащили эту 1000-фунтовую волосатую, рогатую корову с козлиными копытами в вертолет. Пилотов и гидов, по-видимому, не волновала тысячефунтовая прибавка к нашему весу, даже несмотря на то, что они не считали и не взвешивали ни нас, ни наше снаряжение и оборудование.
Половина команды пыталась толкать задницy яка в вертолет, другая изнутри пыталась его туда поднять и затащить. После двадцати минут пиханий, толканий и споров русские все-таки решили оставить этого яка в горах, зарыть его возле вертолета (я думаю из-за того, что это была зона приземления и они не хотели, чтобы гниющий як портил вид их будущим клиентам). Мы очень обрадовались этому, потому что як уже начал разлагаться на солнце и сильно вонял.


КПП


На обратном пути в аэропорт мы должны были проезжать через контрольно-пропускной пункт, где они досматривают каждую машину (дело в том, что чеченские боевики покупают и продают оружие в этом районе, возле границ с Турцией и Грузией), а так же вымогают с туристов деньги (объястняя это тем, что у вас нет соответствующего штампа в паспорте для посещения "этого" региона). Впоследствии вам поставят этот паспорт в отеле, но сделать это заранее невозможно.
Мы очень боялись, что придется распаковывать весь наш багаж, и они будут копаться в нем несколько часов, и в конце концов мы опоздаем на самолет. "Джонсон!" собрал наши паспорта и направился к полицейским. Я видела, как он тряс там всем руки; мы прождали около часа, но к нам так никто и не подошел. Зона перед КПП была забита разгруженными машинами и грузовиками, ожидающими своей очереди часами. Но вот он вернулся на свое водительское сиденье, и мы воскликнули: "Джонсон!!!" Он не понимал ни слова по-английски, но знал, что мы любим его. Мы опаздывали на самолет, но ради нас его задержали. Наверное потому, что кроме нас в самолете почти никого не было.

Красное значит красивое, но время не ждет

Мы ехали в двук такси-микроавтобусах из Сочи (заснеженный курортный город с пальмами на Черном море) в Красную Поляну (Krasnaya значит "красная" или "красивая", Polyana – "долина"). Этот сорокаминутный переезд проходил по одной из самых сильно петляющих дорог из всех что я видела, с нависающими скалами и узкими туннелями. Наш отель представлял собой маленький каменный замок с ресторанчиком в пещерном стиле.
После обеда наше внимание привлек выпуск новостей. Пограничный пост, на котором мы останавливались 8 часов назад, был обстрелян чеченскими боевиками. Они убили четверых русских копов, а те в ответ массированным огнем уничтожили пятнадцать боевиков. Они стреляли по машинам, стоящим на блокпосту, как раз там, где незадолго до этого стояли мы!!!








Не смогли уехать

Мы решили вылететь из Сочи в Москву 14-го, а домой улететь 15-го, за день до истечения срока действия моей визы. Но так как все эти дни погода была неподходящая для съемок, мы знали, что если уедем сейчас, то фильм для TGR выйдет без кадров из России. Mы все решили (послушав Влада, уверявшего, что каждая виза действует еще 3 дня после истечения срока) остаться еще на 2 дня, потому что было солнце и не холодно. Мы начали скупать сувениры... но неожиданно я заболела.

Время мочить

И вот мы на лыжах. Катались и снимали весь день, даже несмотря на то, что я была страшно больна. Но катание того стоило. Это было будто в Уистлере или в Джексон Хоул в 80-е. Местные и туристы, похоже, ездили только по трассам и между деревьями. Склон, который был доступен по маленькому траверсу от подъемника, был свежий и нераскатанный. Мы смогли пройти верхнюю часть и остановиться недалеко от средней станции, где было несколько восхитительных обрывов, надувов и скал.
Я задыхалась и вся промокла от пота. Но, думала я, мы проделали такой большой путь, чтобы покататься здесь, и уж лучше я буду обливаться потом в горах, чем лежа в постели. И бывало, на мгновение я забывала о том, что больна, и думала только: "Я катаюсь в России... Это безумие!!!"

Назад в СССР

Всегда приятно покидать место, испытанное на себе, особенно если не знаешь, вернешься ли сюда когда-нибудь вновь. Мы были счастливы и довольны, возвращаясь в Сочи, где нас ждал самолет до Москвы.

Русская версия контроля безопасности в аэропорту заключалась в изучении каждого паспорта в течение нескольких минут. Наши счастливые лица незамедлительно стали угрюмыми, когда они обнаружили, что что-то не так с моим паспортом. "Виза не в порядке" – все, что я смогла разобрать в их разговоре. Они переглядывались с невозмутимыми лицами, в то время как я (как стало понятно вскоре) в сопровождении милиции должна была отправиться в участок. Они говорили нашему переводчику, что я, возможно, останусь тут на неделю и отправлюсь за решетку.
Меня провели в участок и поместили в комнату с железными прутьями на двери и маленьким зарешеченным окошком. Окно это выходило в комнату, где два строгих человека перекладывали туда и сюда какие-то бумаги. Одни и те же бумаги переходили от одного к другому по несколько раз, причем ни один на них даже не смотрел.
Я сказала «Hellooo» через решетку, но они меня пpoигнорировали. Далее я крикнула им: «Ванкувер, Канада?» И, помахав крыльями, добавила: «Домой, завтра лечу». Потом показала руками, как будто у меня в горле большой комок и сказала: «Я больна». Один из них приподнял брови и стал дальше копаться в бумагах.
Они держали меня там минут двадцать, затем открыли дверь и сунули в лицо кучу бумаг. Я должна была расписаться около двадцати пяти раз под документами, написанными по-русски. Меня проводили обратно до терминала и потом шенули мне: "Рубли, рубли". Парни из TGR скинулись и дали им 1500 рублей. Мы были свободны и даже успели на свой самолет.



Это просто начало…

Той ночью, поднявшись в самолете над Москвой после …-дцати часов дневного кошмара, прошедших в поисках путей решения все той же проблемы с паспортом уже в другом аэропорту, я осознала, что Россия - это действительно крутой опыт для меня. Хотя мои последние деньки в Росии были невероятно ужасные, я знала, что это пустяки по сравнению с той борьбой, которую ведут россияне на их хаотичном пути к демократии.
Русские все еще подстраиваются под новую реальность, начавшуюся совсем недавно. Туризм - относительно новая концепция, и сноубординг здесь только развивается. Но после того, что мы видели в горах, можно утверждать, что они действительно хотят развития туризма в Красной Поляне и на Кавказе.

Фотографии: KEITH CARLSEN/TGR

Оригинал статьи: http://www.tetongravity.com/exposed/victoriarussia.htm

Перевод: lexa

Перевод: lexa


А потрындеть?

shade 28.02.2006
хы хы а я фильму видел Soul purpose называицца

Вы так же можете авторизоваться из социальных сетей, чтобы написать комментарий

Наверх