Статьи Защита Золоту 17 лет. Мысли на вкус с Джонни Мозли.
    Поделиться

Золоту 17 лет. Мысли на вкус с Джонни Мозли.

Через 17 с половиной лет после Завоевания титула Олимпийского Чемпиона в лыжном фристайле, в дисциплине «могул», журнал Robb Vices решил узнать у Джонни Мозли (Jonny Moseley) – поистине знаковой фигуре во фристайле и фрискиинге, как она – жизнь?  


Проезд Джонни Мозли на Олимпийских играх 1998 года в Нагано, который принёс ему золотую Олимпийскую медаль,  часто упоминается как «проезд, который изменил представление о катании на лыжах». Его прыжок «Геликоптер  мьют грэб»,  - помог фрискиингу ворваться в мейнстрим, а самому Джонни  - стать именем нарицательным, и с тех пор и до настоящего времени остаться всемирно известной звездой лыжного фристайла и, частенько, – ведущим ТВ-шоу.

Мы встретились с Мозли в его доме, в Сан-Франциско, чтобы поболтать об открывшемся втором дыхании в лыжах и других возможностях сделать жизнь интересней. Вы и сами можете перехватить Джонни на Gold Medal Gala (ежегодное мероприятие, где звёзды спорта собирают деньги на финансирование американских сборных), в Нью-Йорке 29 октября.


Джонни, ты так много добился: дважды участвовал в Олимпийских Играх, выиграл золото, стал победителем множества национальных и международных соревнований, удачно выступил на X-games (Джонни Мозли участвовал в X-games в 1999, и завоевал серебро, став первым спортсменом, завоевавшим медали и на Олимпиаде и на X-games), изобретал трюки, вел Saturday Night live (Субботний вечер с Мозли – ничего не напоминает?  … всего и не перечислить. Но если бы нужно было выбрать одно-единственное достижение, которым ты больше всего гордишься, что бы ты выбрал?

Безусловно это - золото на Олимпиаде, трудновато это выбрать, знаете ли. Это было такое… большое достижение, понимаете? То ожидание, которое с тобой еще с тех пор, когда ты только ребенок и начинаешь кататься, а потом все это постепенно становится реальностью, ты проходишь через это волнительное осознание, что ты – олимпиец, и внезапное ощущение, что ты все потерял – это довольно сильные впечатления. А затем собрать все это воедино и сделать все что нужно, -  в тот самый момент! Никогда у меня больше не было такой эйфории.

Что ты чувствуешь после проезда на мировом уровне, на Олимпиаде? О чем думаешь?

Единственное чувство, которое я помню - облегчение. Просто полное расслабление. Потому что это один из тех моментов, когда ты выигрываешь все соревнования до этого, как я, например, и вот найдется какая-то деталь, до или во время проезда, и все к чему стремился ускользнет из ваших рук. Поэтому было глубочайшее облегчение от того, что все ступеньки, которые я прошел на пути, все жертвы, которые принес - окупились. И я какое-то время пребывал в этом состоянии облегчения - начиная с момента награждения и еще добрый год после Олимпиады, я был просто очень расслаблен и чувствовал себя хорошо и легко. Совершенно без давления. Счастлив.

Но я закончил тот сезон, вернулся соревноваться на этапы Кубка Мира, а потом провел целых три месяца просто празднуя, и это было здорово. Я переехал в Лос-Анджелес, серфил каждый день и кутил каждую ночь, пока через несколько месяцев не осознал, что добром это не кончится. Так что я вернулся на склон и снова начал кататься. Я начал думать о том, что могло бы стать моим наследием. Надо было дать этой медали лучшее применение, на которое я был способен - и как человек, и как профессионал в этом виде спорта. Фристайл был немножко маргинальным, сноубординг становился все более популярным и нас собралась небольшая группа - лыжников, прыгавших трюки сноубордистов, так что я встал у руля этого нового лыжного стиля.

А сейчас часто катаешься? Хватает времени выходить на склон?

О, я много катаюсь. У меня двое детей, мальчики 5-ти и 8-ми лет, они тоже катают, так что я все еще в лыжном мире. Я сейчас работаю главной звездой склонов на курортах Squaw Valley и Alpine Meadows, это на озере Тахо. И это классная работа, что-то вроде курортного талисмана, если хочешь. В основном я рекламирую курорт и все его проекты. Знаешь, подростком, одной из моих любимых вещей было приезжать на разные курорты, Steamboat к примеру и смотреть как катается Billy Kidd (серебряный медалист олимпиады 1964 года – и сейчас можно с ним покататься), или в Deer Valley, посмотреть на Stein Eriksen (золото в гиганте и серебро в слаломе на ОИ 1952), так что для меня это давно известная тема и теперь я сам тот человек, который выходит кататься по выходным. Так что я вовлечен в популяризацию лыж и много катаюсь. И я также озвучиваю фильмы Уоррена Миллера (Warren Miller) – он делает большое лыжное кино каждый год - это тоже держит меня «в теме».

И конечно, я катаюсь со своими детьми, которые и помогли открыться моему второму дыханию в лыжах. Это действительно снова меня завело. Я все думал о себе так, будто я еще в игре, понимаешь? И когда выходил на склон, то не мог спокойно проехать мимо сноупарка, мне все время казалось что на меня смотрят и я должен показать класс, - никак не мог справиться со своим эго. Но в душе я уже отошел от этого. В общем, это заняло какое-то время, осознать что у меня есть семья, что я больше не профессиональный спортсмен, и не обязан себя воспринимать как спортсмена и рисковать своей шеей, буквально, чтобы хорошо провести время.  Это научило меня по-новому ценить катание - показало, что я могу просто катать с какими-то самыми простыми трюками и наслаждаться самим процессом, к тому же в этом участвуют и мои дети. Даже самые простые мои трюки кажутся им очень крутыми, так что у меня своя аудитория всегда есть. Потом я могу помогать им осваивать технику катания и совершенно не чувствую необходимости самоутверждаться перед ними. Я люблю катание больше, чем когда-либо. Я на гребне, и мне это нравится.



А кроме катания, чем развлекаешься?

Кажется, тем, что отвожу детей на футбол и бейсбол и, собственно, тренирую футбол и бейсбол. На самом деле, мне кажется, что главное сое хобби на данный момент это тренировать своих детей и просто проводить с ними время. Ну а главное чем нам с детьми нравится заниматься вместе - это рыбачить: в заливе, в океане, где угодно. Часть года мы живем здесь, в заливе Сан-Франциско, прямо у воды, так что рыбачим все время и в заливе, и в океане, всеми доступными способами.  Лосось, палтус, акулы, - все, что только попадется. Мы люди водных видов спорта, еще немного ходим под парусом, кстати… да, думаю это два моих хобби - рыбалка и хождение под парусом.

Какое твоё главное себе потворство, чем любишь себя побаловать?

Люблю лодки. Всегда покупаю какие-то новые штуки для них. Так что это, наверное - небольшие лодки и оборудование к ним.

Звучит, как будто у тебя больше одной лодки. Так что же у вас есть?

Да, парусная и моторная лодки. Одна - некое подобие лодки для рыбалки, 25-футовая Black Fin, а другая 40-футовая Columbia, вот она парусная. Между нами говоря, я трачу, наверное, слишком много, чтобы поддерживать их в порядке.

Чем еще можешь удивить?

Ну, я определенно ремесленник. Могу целые ночи проводить в гараже, собирая всякие сумасшедшие штуковины, реализуя сумасшедшие идеи, посещающие мою голову. У меня тут справа за окном то, что я называю рампой для йоги. Это под определенным углом согнутый коврик для йоги, который я использую для выполнения некоторых позиций. У меня есть несколько странноватых штук для лыжных тренировок и всего такого. На самом деле я вырос магазине, у моего отца был магазин немного ниже по улице, так что я проводил там целые ночи в детстве, занимаясь сваркой и работая за токарным станком и прочими штуковинами. Так что мне вообще нравится создавать новые вещи.

А о каком моменте жизни, одном, ты можешь сказать, просто оглянувшись - «это было великолепно»?

Вести телешоу Saturday Night livе - это был сумасшедший опыт! Знаешь, никогда не думал, что это произойдет.  Попасть ребенком в какой-то малоизвестный спорт, а закончить вот на таком уровне - действительно весьма странновато.

Что в твоём списке желаний на первом месте, что вот прямо умер бы, чтобы это осуществилось?

Ух….там много всего, но… Наверное, это что-то из парусной области. Длительный поход по океану, в качестве участника гонки, или же просто так.

Каково твоё определение «хорошей жизни»?

Чем больше я об этом думаю, тем скорее прихожу к выводу, что хорошая жизнь начинается с хорошего здоровья. У меня было достаточно травм; около пяти лет назад я шею сломал. Когда ты получаешь сотрясение мозга или ломаешь что-то и осознаешь, что тебе просто повезло, что ты не парализован или не размазал там свои мозги, в такие моменты ты говоришь «Я клянусь больше ничего такого не делать, если только смогу остаться здоровым до конца моей жизни». Но потом тебе, конечно, становится лучше, и ты начинаешь обо всем забывать, снова начинаешь раздвигать границы возможного. Но где-то, в глубине своего сознания, все-таки пытаешься удержать мысль, что быть калекой до конца жизни - это худшее, что только может случиться. Так что для меня - это хорошая жизнь - стараться быть здоровым. Ну и потом, твои дети и жена тоже должны быть здоровы. Вот это хорошая жизнь, и моя основная цель сейчас.

Многое из этого соотносится и с моим поддержанием формы в дальнейшем. Что-то основано на правильном питании. Я не «парень без-глютена», но я точно чувак с низким содержанием быстрых углеводов в еде. Я все это из своего питания убрал и теперь поражаюсь тому, как хорошо стал себя чувствовать. Я начал есть много орехов и семян, и просто стал следить за тем, что делает меня здоровым и поддерживает в форме. Так что вернуть себя в форму, спать сколько нужно для полного восстановления, есть хорошую и полезную еду, по мне так это и есть хорошая жизнь. Клянусь, я не пытаюсь сейчас казаться живущим в ногу со временем, но я не знаю, что еще опишет хорошую жизнь лучше, чем хорошая еда, возможность быть здоровым и подтянутым и со здоровой семьей. Это она и есть.

Источник: http://mashaost.livejournal.com/784.html 


Наверх